8 (495) 970-90-01
8 (800) 234-90-01

г. Москва
ул. Земляной Вал д. 9

Главная \ О компании \ Философия Компании

Философия Компании

«У меня есть потребность производить новые идеи, и я уверен, что если бы мне дали заказ оформить новую вселенную, то я оказался бы достаточно безумен, чтобы его принять».

Джованни Баттиста Пиранези

   

История, которая показывает, насколько кратко человеческое существование и насколько недолговечны могут быть творения, противостоит Искусству, которое позволяет человеку возвыситься над потоком становления. История очень жестока – об этом свидетельствуют древние легенды и истории о многих культурах, которые ушли безвозвратно, оставив после себя только следы о былом величии.  

Кто из нас не слышал об Атлантиде, навсегда погубленной морской водой, настолько древней, что даже теперь ученые не могут с точностью сказать, о какой культуре сообщили египетские жрецы Платону, ставшему своеобразным автором этого мифа? о Вавилонской башне великом архитектурном творении, созданном при Навухудоносоре II? Эта башня прочно вошла в искусство в виде большого круглого строения, спиральными галереями уходящем в небеса, но только позднейшие археологические исследования доказали, что башня была, как и все месопотамские зиккураты, квадратной. Будучи более 90 метров в высоту, она восхищала современников, а город Вавилон всегда связывался с представлениями о роскоши и богатстве. Башня была полностью разрушена – исследователи сумели обнаружить только квадратный ров, отмечающий место башни, отметив, что местные жители откуда-то привозят в огромных количествах для своих нужд странные кирпичи… Кто не слышал о Древнем Вавилоне, который встречал гостей города огромными вратами, посвященными разным божествам? Сейчас он выглядит как груда кирпичей в 70 километрах от Багдада. В XX веке немецкий археолог и архитектор Кольдевэй сумел снять 20-метровый слой песка и открыть миру горестные следы былой славы; он также собрал осколки и обломки обожженных кирпичей и вывез их в Берлин, где группа археологов сумела по кусочкам воссоздать Ворота Иштар, поражающие темно-синим цветом глазури. До сих пор у каждого жителя Ирака, кто приходит в Берлинский музей посмотреть на прошлое своей страны, в глазах стоят слезы… Кто из нас не слышал о Семи чудесах света? о семи великих архитектурных постройках, которые удивляли и восхищали Древний мир? Египетские пирамиды, висячие сады Семирамиды в Вавилоне, статуя Зевса в Олимпии, храм Артемиды в Эфесе, Мавзолей в Галикарнасе, колос Родоский и Александрийский маяк; все эти грандиозные постройки, за исключением пирамид, были разрушены наводнениями, пожарами и землетрясениями. Не только стихии уничтожали созданное человеком – сам человек нередко становился причиной утраты богатства древней архитектуры: город Персеполис, столица Древней Персии, завершенный при царе Дарии, который сумел завоевать едва ли не весь мир, был захвачен Александром Македонским и сожжен его солдатами, когда гетера Таис Афинская решила уничтожить в огне Восточный дворец Ксеркса, а сам Македонский скончался в Вавилоне, обуреваемый мечтами о воссоздании разрушенной Вавилонской башни.  

Многие секреты мастерства древних архитекторов были утеряны, многие находки и изобретения были забыты на века, и даже то, что удалось сохранить в античности, подверглось забвению. Главным врагом зодчества стали войны и забвение. После заката Римской Империи, щедро зачерпнувшей искусства и знания у греков, изменились каноны, многое оказалось невостребованным до самого Возрождения, когда искусство получило реабилитацию и свободу выражения и в поисках образцов обратилось к прошлому. Не удивительно, что изначально эта тенденция зародилась в Италии – древние сооружения находились на своих местах на протяжении столетий, но нужен был взгляд, который сможет их заметить. Первыми к наследию обратились  гуманисты-мыслители, которые выступали за отмену католического представления о греховности человека, за свободу научного исследования в противовес церковной доктрине, устаревшей столетия назад, за любовь к жизни и к творчеству. Литература заговорила на национальных языках, чтобы обращаться к населению, а не на мертвенной латыни, которую знали единицы. Отход от феодализма, окончательный распад Священной Римской империи, окончание католической аскезы, рост городов привели к развитию искусства живописи. Вместо изможденных узких готических лиц на иконах и фресках появляются Мадонны с ярким земным румянцем, фигура обнажается и более не прячется в бесформенные покрывала – настолько буйным и открытым взглядом обладали художники Возрождения, что более поздние эпохи стыдливо рисовали поверх творений Микеланджело одеяния. Одновременно развивались математические и точные науки: пока священники изучали Слово Божье, ученые и деятели искусства познавали Бога через изучение Его творения, земного мира, и пытались достичь величия, развивая творческую способность, которая более всего сближает Бога и человека. Постепенно взгляд исследователей становится все более точным, создаются правила и принципы, из которых впоследствии произойдет рождение европейской науки.  

Старые руины, останки древних сооружений, продолжали оказывать влияние на искусство и в XVIII веке – писатели, скульпторы, художники, архитекторы и ученые предлагали свой взгляд на античность и на другие культуры, формируя законы для европейской архитектуры. В этот период начинается зарождение научной археологии и истории, которая создавалась не столько учеными, сколько творцами, ибо недостающие методы и подходы заменяла фантазия и воображение. Они создавали новый образ прошлого, они были более внимательны к артефактам, но они же продолжали творить, привнося в здания древние традиции, свое видение этого прошлого и представление о новой роли человека в мире, которое теперь заметно отличалось от средневекового удела «греховного создания».  

Некогда в Италии каррарский мрамор, добытый с огромным трудом и напряжением уходил на возведение готических соборов, устремлявших свои шпили и башенки в самое небо. Эта архитектура, призванная вызывать страх и внутреннее уважение у человека своими огромными размерами, несопоставимыми с человеческим бытием - ибо храм сооружается для Бога, уступила место светлым и открытым палаццо, с галереями, выходящими во внутренний дворик, с большими окнами и просторной планировкий - палаццо возводились по заказу частных лиц и стали символом эпохи Возрождения. Вестибюль, библиотека, кабинет и галереи - это основные элементы палаццо.  Вестибюль был предназначен для встречи и приема гостей, библиотеки - знак распространения книгопечатания и кабинет, где можно было заниматься науками и искусством, ибо эти сферы получили независимость от строгого религиозного взгляда. Человек учился подражать природе, созданной Богом, познавая и изменяя ее, собирая диковинные вещи и остатки прошлых эпох. Спустя столетия до нас дошли собрания и коллекции богатых итальянских семей, которые превратились в музейные коллекции, где сохранялось и передавалось все лучшее, что сотворил человеческий гений. Найденное в прошлом использовалось в настоящем - так возникала традиция украшать просторные галереи, куда падал яркий солнечный свет, красивыми вещицами и картинами. Спустя некоторое время слово «галерея» приобрело новое значение, которое отражало изменение смысла этого помещения: галереи стали собранием произведений искусств, всего того, что обладает высшей ценностью для человека, сохраняя сквозь века великие достижения его творческого духа.  

Одна из самых ярких особенностей, связанная с возрожденческим гением, заключается в синкретизме и универсальности: художник был и скульптором, и изобретателем, и мыслителем. Постепенно эта черта стиралась, однако не исчезла бесследно. Если Данте Алигьери обычно называют первым человеком Возрождения, создавшем великое произведение о мироустройстве и печальной любви, то быть одним из последних выпало венецианцу, влюбленному в Рим - он мечтал быть архитектором, но в итоге славу ему принесли его гравюры, он обожал античность – но в итоге его имя связывают с готическим, темным и мрачным.  

В XVIII веке Венеция уже превратилась в туристическое местечко, где бывали писатели и богатые аристократы, хмуря носы от зловония каналов, забитых мусором, и скупая примитивные пейзажи на мосту Риальто. Пиранези, урожденный венецианец, провел юность в своем городе, изучая архитекруру и гравировальное искусство у мастеров и самостоятельно изучая различные трактаты. Он не остался на своем месте, уехав в дальнейшем в Рим, но навсегда сохранил тонкое чувство декаденса, упадка, хрупкости существующего, все это скрывал тонущий город под маской веселья для туристов. В Риме он опубликовал серию гравюр, изображавших выдуманные тюрьмы, огромные, невероятные, с монументальными стенами и бесконечными лестницами, переплетенными со сложными аркадами средневековых неведомых механизмов.  

Пиранези был в большой моде. В первую очередь гравюры и офорты задумывались как сувениры – Италия к XVIII столетию сама превратилась в большой сувенир. На первом издании Темниц стояло вовсе не имя Джованни Баттиста Пиранези – вместо этого на обложке было указано имя издателя и адрес его магазина в Риме; второе издание серии, еще более зловещее, уже приглашало по собственному адресу Пиранези, который открыто называл себя «венецианским архитектором», что было не меньшей выдумкой, чем сами образы темниц. Он был архитектором всего один раз – при строительстве церкви Святой Марии дель Приорато, но написал множество книг по истории и теории архитектуры. Его основная деятельность сводилась к изготовлению подделок – не в прямом смысле, конечно, он с честью и щепетильностью подходил к своим работам и не имел ни малейшего желания обмануть кого-либо; однако с точки зрения современной науки вся его деятельность – это производство «фейков». Пиранези занимался «антиквариатом» и продавал его богатым гражданам или туристам: он собирал воедино отдельные части античной скульптуры – вероятнее всего, нескольких совершенно разных скульптур, которые были найдены им или другими изыскателями, например, львиные лапы, пару голов фавна, еще несколько деталей, таким образом, чтобы получить впечатляющий объект, якобы украшавший дворец Нерона. Современные музеи и эксперты поставлены в тупик, что же делать с этим творчеством. Что же значило быть «венецианским архитектором» в XVIII столетии? Шансы на создание чего-либо нового казались очень незначительными в стране, которая уже стала архитектурным музеем. Джон Раскин описывал Италию в 1851 году как «призрак на песчаном пляже».  

Сейчас мы видим восторженные статьи о творчестве Пиранези, о его великих гравюрах, о его патологической страсти к руинам, хотя, казалось бы, разум побеждал оковы за оковами и в настоящем можно было найти пространство для фантазии. Но так ли это? В 1755 году, когда Пиранези было 20 с небольшим, один из самых прославленных его современников, Казанова, был арестован Инквизицией за ряд преступлений – от богохульства до проповеди масонства среди венецианской аристократии. Он был доставлен во дворец дожа и без судебного разбирательства брошен в темницу. Писатели, художники и мыслители нередко описывали жесткий социальный порядок того времени как темницу – границы между тюрьмой из камня и тюрьмой из норм и принципов оказалась очень зыбкой, призрачной… Работы Пиранези стали известны и любимы вовсе не потому, что они заявляли некий протест или сатиру – автор наполовину влюблен в свои тюрьмы: они невозможны, это пространство, где по двойным лестницам может гулять только воображение, причудливая фантазия. Пространство, не ограниченное внешними стенами, настолько вместительно, что может оказаться целым городом или миром, где интерьер смешивается с экстерьером. Некоторые заключенные претерпевают мистические страдания, тогда как более удачливые ускользают на подножия мостов в никуда или на парапеты, которые не имеют никакого практического смысла или внешней логики. В этом скрывается очарование и магия: офорты и рисунки не понятны для зрителя – большую часть происходящего он должен додумывать самостоятельно.  

По слухам, у Пиранези был сложный характер. Он, вероятнее всего, расценивал себя как неудачу: вместо того, чтобы воплотить себя в качестве архитектора, он был вынужден заниматься изготовлением развлечений для туристов. Ему не дано было узнать, как сильно его работы отразятся на разных сферах искусства… Однажды ночью, после нескольких недель тщательной подготовки и одной неудачной попытки, Казанове удалось вырваться за пределы своей темницы, он пробрался на крышу дворца и добрался до другой его части, спустился в комнаты и на цыпочках миновал стражей. На гондоле Казанова покинул город. Для Пиранези такого выхода не было – он мог только полюбить свои темницы, он мог только мечтать над древними руинами, в воображении рисуя их величие.   Художник трудился до самой смерти и, понимая, что многие работы он будет не в силах завершить, старался уделять внимание тем деталям, которые способен выполнить только он, чтобы в итоге его дело могли продолжить. Действительно, его сын на протяжении нескольких лет смог завершить многие из набросков. Но кроме того дело Пиранези было подхвачено многими творцами и созидателями. Таинственные образы темниц и величественные, осиянные былым величием руины проникли в визуальное искусство и в литературу – декорации театральных постановок копировали Пиранезианские темницы, отголоски которых можно найти и в Метрополисе, и в Бегущем по лезвию, и в реальных постройках, например, ныне несуществующее здание тюрьмы Ньюгейт в Лондоне. Мрачные лабиринты Пиранези можно встретить в галлюциногенных видениях де Квинси и в описаних Петербурга Достоевским. Над загадкой темной стороны творчества Пиранези трудились многие исследователи, но окончательного варианта, конечно, быть не может. Понятно только одно: этот исключительный человек обладал невероятной трудоспособностью и воображением, что позволило ему воссоздавать из осколков античные предметы и прозревать в древних руинах величественное прошлое, безвозвратно утраченное. Светлая сторона Пиранези  - это виды древних и современных сооружений Рима, которые рисуют прошлое великим, огромным, несравненным с настоящим. Именно эти работы стали для многих источником изучения античного искусства, заставляя реальность отступать под напором воображаемого мира. Свою визуальную ностальгию Пиранези подкреплял теоретическими соображениями, доказывая непревзойденность итальянского искусства и необходимость пользоваться богатым наследием для совершенствования культуры. Екатерина Вторая признавалась в письме барону Гримму: «я с ума схожу от архитектурных книг: вся комната моя ими завалена, а мне еще не довольно. Теперь Пиранези очень в моде. Жаль, что его только 15 томов» и заказывала виды Рима.   И здесь мы вышли вновь узреть светила, - завершает Данте последнюю песнь Ада. И здесь мы вышли вновь узреть светила, - говорит Казанова в конце описания своего побега из темницы. И здесь мы вышли вновь узреть светила, - не раз шептал Пиранези. Мы повторяем эту строку вместе с этими людьми: многое было утрачено, но многое было создано, в том числе благодаря их труду и неутомимому духу. Они отталкивались от готического, устремляясь к золотой античности; так же и мы смотрим в прошлое, чтобы творить архитектуру в настоящем, в будущем. Мы считаем себя духовными наследниками Человека Возрождения, перед которым стояли большие вызовы и который смело отвечал на них, движимый своей силой и страстью к этому миру. Это наша внутренняя миссия – Первая Строительная Галерея собирает в прошлом лучшие идеи, изобретения, обретения, чтобы дать им новую жизнь в другой эпохе; мы бережно относимся к великому былому, сохраняя и поддерживая его красоту, печальную в чем-то, ибо она постепенно уходит все дальше от нас.     Для наших Клиентов мы выработали три простейших и понятнейших правила, которые обеспечивают лучший результат. Вся тяжелая и кропотливая работа, которая предшествует этому результату, остается скрытой от их глаз, она составляет ту сторону, которая полностью возлагается на наши плечи. Сколь бы сложен не был заказ, мы всегда выполним его на отлично, опираясь на прошлый опыт, воображение и готовность творить будущее. Таким образом, философия Первой Строительной Галереи выстроена на трех основных принципах, которые сформулировал в отношении любой архитектуры римский строитель и архитектор Витрувий:   Польза, Прочность, Красота  

 

1.     Польза подразумевает, что все работы, выполненные командой Первой Строительной Галереи несут определенный смысл для Клиента. В этой фразе больше, чем кажется на первый взгляд: польза – это соответствие затраченных средств и полученного результата.

2.     Прочность – это ответ на вопрос о безопасности, один из самых важных факторов как при возведении крупных объектов, так и при бытовом ремонте.

3.     Красота гораздо более неуловимый элемент: красота мраморной статуи и красота типового дома – это очень разные вещи; для произведения искусства необходимы индивидуальные заказы художникам, для простой бытовой вещи красота может обеспечиваться типовыми материалами, самым стандартным проектом и качеством исполнения. Специалисты Первой Строительной Галереи любят свое дело считают себя частью одного большого дела, каждый вовлечен в исполнение своей любимой деятельности: мы любим строить, а потому делаем это красиво. Мы исходим из пожеланий Клиента относительно будущего проекта и выполняем все работы с должной любовью и старанием, соблюдая все установленные нормы и стандарты. Мы с гордостью несем свое имя – ПЕРВАЯ СТРОИТЕЛЬНАЯ ГАЛЕРЕЯ – ибо оно полным образом отражает наш подход к строительству.          

Дома и Коттеджи

Галерея - многогранность выбора, дизайн и качество, заставит вспомнитьл ваши мечты и желания.

Коммерческая

Проекты которые мы возвели, это не только наша заслуга, но еще и ваше будущее которое мы возводим для ВАС.

дом

Вы хотите дом. но вы не знаете какой, тогда звоните в ПЕРВУЮ СТРОИТЕЛЬНУЮ ГАЛЕРЕЮ по нашей горячей линии - 8 800 234 59 01

дом в городе

Сможете ли вы знать, что вам нужно? нет! мы слушаем вас и реализуем ваши идеи. хотите на выставку строительных работ, тогда вам нужны мы, ПЕРВАЯ СТРОИТЕЛЬНАЯ ГАЛЕРЕЯ.

ПОЛЕЗНЫЕ СТАТЬИ
Покупаем квартиру или строим дом?

Если раньше все стремились переехать жить в город, то сегодня наблюдается обратная тенденция и многие мечтают о своем жилье загородом. Возникает резонный вопрос: что лучше и предпочтительнее строительство загородных домов или покупка городской квартиры? Спорить, наверное, бессмысленно. Найдутся приверженцы как одного способа, так и другого. Но чтобы сделать свои выводы, необходимо рассмотреть спор со всех сторон и быть объективным. Попробуем?

Ремонт 1 кв/м 6000 рублей

Ремонт и виды ремонта Существо хочет обитать или просто жить в уютном помещении, которым можно не только гордиться, но и отдыхать и хорошо проводить время.  Ремонт - это совокупность действий, направленных на починку или улучшение помещений или объектов.

3

4