8 (495) 970-90-01
8 (800) 234-90-01

г. Москва
ул. Земляной Вал д. 9

Легенда

 

Главный офис Первой Строительной Галереи украшают фотографии самых интересных архитектурных зданий, но один снимок выделен особо: фотограф запечатлел 11 рабочих, которые расположились на обед на узкой балке в сотне метров над городом. Это строители небоскребов, запечатленные для истории Нью-Йорка фотографом Чарльзом Эббетсом. Для Первой Строительной Галереи это не только прекрасный снимок. Здесь - часть нашей истории: посмотрите внимательнее на второго справа рабочего - сложно не узнать в нем выходца из солнечной Италии. Он только приготовился открыть свою коробку с обедом - немного повернул голову влево, чтобы посмотреть, насколько аппетитным выглядит еда у своего соседа. Один из основателей компании хранит это фото как часть семейной истории, тесно связанной с созданием строительного бизнеса.  

 

ДОМА, КОТОРЫЕ ОБРЫВАЮТСЯ С НЕБЕС

Когда разговор заходит о Манхэттене, представленном на фотографиях, то если исключить моряков, целующих медсестер на параде тикерной ленты, то нет ничего более знаменательного, чем небоскребы. Нью-Йорк называют столицей мира. Облик этого города создают огромные высотные здания - охватить их взглядом едва ли возможно, стоя на уличном тротуаре. Грандиозные, превышающие сотни метров здания стали отражением эпохи индустриального развития, которое достигло пика к началу XX века. Немного ранее в мегаполис начинают стекаться иммигранты из Ирландии и Италии, спасаясь от нищеты, голода и войны. Они вносят свой вклад в плавильный котел, добавляя старую культуру, традиции и умения в пеструю жизнь города. Многие готовы приниматься за любую работу и создают основу строительных бригад, руками которых создавались футуристические фантазии, покоряющие вертикальное пространство.  

Нью-Йорк первой трети XX века - это строительная галерея, наполненная футуристическими образами огромных зданий, созданных по заказу индустриальных компаний-гигантов. В 1907 году закончено строительство Singer Building для Компании швейных машин Зингера; здание было 187 метров высотой и превышало почти все постройки на планете - от Пирамид до Ульмского собора, уступая только Эйфелевой башни. Однако в 1909 году небоскреб Metropolitan Life Tower (213 метров), созданный по заказу Metropolitan Life Insurance Company, стал величайшим зданием в мире и удерживал титул до 1913 года, когда была завершена постройка Woolworth Building для розничной сети F. W. Woolworth, которая стала первой продавать товары по фиксированным ценам и организовывать магазины, где покупатель сам набирает необходимые товары вместо того, чтобы обращаться к продавцам за прилавком. Этот небоскреб поразил Маяковского, который побывал в Нью-Йорке в 1925 году и оставил свое впечатление в строках: «Дома с небес срываются и висят. Но даже меж ними заметишь Вульворт. Корсетная коробка этажей под шестьдесят». Первым вызов на звание самого высокого здания в мире принял небоскреб, который строился по адресу Уолл Стрит, 40, - Bank of Manhattan Trust Building. Он должен был превзойти не только Woolworth Building, но и высотку Chrysler Building (для одноименной автомобилестроительной компании), для чего Крэг Северанс, который руководил строительством, добавил пару футов. Тем не менее архитектор конкурирующего небоскреба Chrysler Building Уильям ван Элен получил разрешение на установку шпиля, в оформлении которого использовались мотивы колес автомобилей Крайслер. Chrysler Building имел высоту 319 метров и был самым высоким небоскребом Нью-Йорка в 1930 году.  

17 марта 1930 года начались первые работы по возведению самого знаменитого небоскреба в Нью-Йорке, Empire State Building. По замыслу заказчиков, этот небоскреб должен был стать самым высоким в Соединенных Штатах и превзойти конкурентов из Chrysler. Проект, сложный и почти невозможный для того времени, взялась исполнить компания Starrett Brothers and Eken, объединявшая строительные компании Нью-Йорка и Чикаго, компанию по недвижимости и инвестиционную компанию, которые вели деятельность в Японии, Канаде и Кубе. В течение 40 лет Empire State Building оставался самым высоким зданием в Нью-Йорке. Его узнаваемый образ считается одним из символов эпохи модерна в Америке, где начали возводить многоэтажные строения. При упоминании слова «небоскреб» воображение переносит на Манхэттен, который уже более столетия ассоциируется с прогрессом. Строители Empire State Building, несмотря на спешную конкуренцию с Крайслер, работали на совесть: небоскреб пережил десятилетия, аварии, пожары и даже удар самолета, когда пилот ВВС с тумане не увидел здания.    

ОБЕД НА НЕБОСКРЕБЕ  

Имена архитекторов и заказчиков остались в истории, но до сих пор остаются во мраке истории тех людей, которые возводили небоскребы, хотя их образы остались на старых фотографиях. В 1929 году США пребывали в Великой Депрессии, профсоюзы запрашивали особые условия труда, и компания предпочитала нанимать на работу выходцев из Европы. Фотограф Льюис Хайн запечатлел на фотографиях бесстрашных строителей Empire State Building: двое рабочих в комбинезонах собирают стальной каркас - залог и основу будущего архитектурного шедевра, - стальные тросы паутиной опутывали скелет здания, а клепальщики, без страховки, выполняют свою работу в сотне метров над тротуарами. Мало кто задумывался тогда, что значит скрепить стальные профили заклепками десяти сантиметров в длину и трех сантиметров в диаметре, но эта работа - одна из самых опасных на стройках того времени. На огромной высоте деталь раскалялась, после чего рабочий должен был перекинуть заклепку, весом в 1.5 килограмма второму в звене - а тот, стоя на помосте из нескольких досок - поймать деталь в жестяную банку, чтобы далее передать ее к стальным балкам, где происходило скрепление конструкции в единое целое.

  1psg.ru

 

Не менее впечатляющие фотографии были сделаны Чарльзом Эббетсом во время возведения GE Building. Долгое время считалось, что они также принадлежат Льюису Хайну. На снимке 11 рабочих на стальной балке принимаются за свой обед. Фотография - скорее всего постановочная - была сделана 20 сентября 1932 года на 69 этаже и опубликована 2 октября в приложении к New York Herald Tribune, вероятнее всего, в рекламных целях (мало было построить небоскреб - необходимо было найти арендаторов!). Подробное изучение обстоятельств съёмки было проведено в 2003 году частной детективной фирмой.

405nal

 

 

Наряду с владельцами фотографии «Обед на небоскребе» (Lunch atop a Skyscraper) Cobris, основатели Первой Строительной Галереи принимали деятельное участие в финансировании и исследованиях, поскольку старая легенда, которая передавалась на протяжении десятилетий, давала повод предполагать, что вторым справа является Джованни Баттиста, пра-прадед нашего директора по строительству. После длительных исследований в фотоархивах Рокфеллер центра, было решено, что фотографию сделал Чарльз Эббетс (сейчас авторство снова под вопросом), а также названы несколько имен. Третий слева - Джозеф Экнер, четвертый - Майкл Брейни, пятый - Альбин Свенссон, шестой (с сигаретой) - Джон Патрик Мэдден, а первый справа - это словак Густо Попович, который отправил фотографию своей жене, третий справа - Джо Кертис. Четвертый справа, предположительно, Фрэнсис Майкл Рафферти, а справа от него - лучший друг Стрэтчем Донахью. Второй справа - Джованни Баттиста, который приехал в Нью-Йорк из Италии в 1921 году.  

По следам расследования был создан фильм Men at Lunch, где гораздо больше вопросов, чем ответов. Тем не менее, в фильме рассказывается об ирландской деревне Шанаглин, откуда могли прибывать некоторые рабочие. В одном из местных пабов, хозяин заведения Мики Уэлан, показывая на фотографию, на стену, рассказывает о Пэте Глинне, который с уверенностью подтверждает, что человек с бутылкой виски - самый правый, не кто иной как его отец, Сринни Глинн. Он кроме того убежден, что самый левый на фото - дядя Глинна, некий Мэтти ОШафнесси. Доподлинно установить кто кем был так никому и не удалось, однако про итальянца Джованни Баттисту может рассказать Первая Строительная Галерея, поскольку именно этот человек является основателем нашего строительного бизнеса.

pervaya_stroitelnaya_galereya

 

Снимок с одиннадцатью рабочими укоренился в культуре, превращаясь в комиксы, лего и даже в скульптурную группу. Идея наполнить объемом образы пришла Серджио Фурнари, когда он впервые увидел фотографию в окне одного из многочисленных магазинов на Пятой авеню. «Я знаю, что они чувствовали, - вспоминал потом Фурнари в интервью для New York Times. - Я посмотрел на эти лица и понял, что должен их запечатлеть. Как и я сам, они тоже были иммигрантами, бедными людьми, кому приходилось усердно работать». Он начал исполнять фигуры в глине, цементе, металле, закрепляя фигуры на балке, прикрепленной к его грузовику. таким образом город мог видеть процесс создания скульптуры, когда Фурнари, который был рожден в Сицилии, разъезжал по своим делам, оставляя машину на уличных парковках. «Эти люди были настоящими. Каждый из них обладал своей душой. Я чувствовал это, когда делал скульптуры, когда я касался их лиц, чтобы придать верные черты лица мягкой глине, пытаясь передать их дух». 

СКВОЗЬ КНИГИ СВЕТ ПРОСЕЙ, ТОТ, ЧТО В КАРРАРСКОМ МРАМОРЕ МУТНЕЛ

 

Джованни Баттиста переехал в США в 1921 году, оставив на родине тяжелую работу в Каррарских каменоломнях на берегах Лигурийского моря, в самоем сердце Тосканы. Эта местность знаменита Каррарским мрамором - разработка месторождений началась еще в Древнем Риме, и по указу Юлия Цезаря уникальный белый мрамор стали использовать для строительства домов патрициев. Когда Рим пал, каменоломни были заброшены, но древняя архитектура дала подсказку архитекторам Возрождения, и с XIII века мрамор - от греческого слова «сияющий» - начинают добывать снова. В лучших творениях эпохи Возрождения, когда римские архитекторы проснулись ото сна, словно впервые увидев простые и благородные очертания античности, использовался белый мрамор. Микеланджело творил чудо, подчиняя своему таланту мрамор, как будто он был пластичным материалом. Отполированный камень кажется сияющим изнутри, воплощая замысел автора в статуе Давида, молодого библейского героя, который вышел портив великана Голиафа; каррарский камень уже тогда ценился очень высоко, и мраморная глыба для Давида попала в руки скульптора уже затронутая неумелой рукой некого мастера из Фьезоле по имени Симоне. Некоторое время камень пылился в церкви Санта Мария дель Фьоре, но избавиться от материала никто не решался, наоборот - Пьер Содерини, пожизненный гонфалоньер города Флоренция, пытался переправить камень да Винчи или Андреа Контуччи, однако Микеланджело предупредил один из его друзей, чтобы он скорее приезжал во Флоренцию за камнем. 

Мрамор залегает в Апуанских Альпах, вернее - эти горы и есть мрамор. Ранее его добычу производили путем вбивания клиньев в трещины, с применением пороха получать мрамор стало немного проще, хотя даже приход более современных технологий не слишком облегчал жизнь работникам каменоломни. Вплоть до середины XX века технология добычи мрамора оставалась практически неизменной - двое рабочих с двуручной пилой выпиливали мраморные плиты. Готовые мраморные блоки на специальных санях вручную спускались вниз, где потом грузились на повозки с волами. Собственно, название города Каррара происходит от слова «повозка». К концу XIX столетия карьеры считались самым анархически настроенным местом во всей Италии - или даже Европы. Работа в каменоломне была настолько тяжелой и изнурительной, что туда принимали всех физически сильных мужчин невзирая на их прошлое. Рабочие нередко придерживались самых радикальных взглядов - анархизм и радикализм стали неотъемлемой частью Каррары, где - по словам анархиста Галилео Палла - «даже камни - анархисты». Этим пылом был вдохновлен и Джованни Баттиста, который решил оставить Италию и отправиться в Нью-Йорк, куда отправлялся мрамор для отделки небоскребов. 

В Нью-Йорке он попал в бригаду строителей, которые занимались интерьером и мраморной отделкой, а во время Великой Депрессии Джованни устроился рабочим в бригаду клепальщиков, которые получали за свой опасный труд по 15 долларов. В те годы, когда толпы людей устраивали митинги и шествия с требованием дать им работу, это были баснословные деньги. Однако и риск был очень велик, но он гордился той головокружительной высотой, понимая, что эти здания останутся в истории, даже если имена строителей уйдут в прошлое. Где он работал? Сначала возводил Empire State Building, а потом отправился на строительные леса RCA Building. Изначально планировалось, что это здание будет входить в целый комплекс из 14 небоскребов, включая Дом Оперы, на участке земли, который получил Джон Рокфеллер от Колумбийского Университета. Однако биржевой крах 1929 года и последовавшая Великая депрессия существенно изменили первоначальный план - Рокфеллеру пришлось самостоятельно финансировать весь проект, отказаться от Дома Оперы, обратиться за кредитной линией к Metropolitan Insurance, а также продать часть акций своей нефтяной компании. 

В 1932 году возведение RCA Building подходило к завершению. Название небоскреб получил от радиовещательной компании Radio Corporation of America, основанной в 1919 году General Electric. Для рекламы офисов был создан постановочный снимок, описывающий будничний обед строителей, - при этом кажется, что под ногами людей раскинулась бездна, хотя на самом деле стальная балка расположена всего в трех метрах над завершенным этажом. После выхода в свет фотографии некоторые отправили домой письма со снимками, другие оставляли себе на память, - так поступил и Джованни. 

ЧЕЛОВЕК НА РАСПУТЬЕ

 

Он еще некоторое время посещал здание небоскреба после окончания строительства, доделывая небольшие работы, когда знаменитый мексиканский художник Диего Ривера был приглашен для создания панно в холле первого этажа. Ривера был не только художником - но и коммунистом, причем в 1927 году он успел посетить Советский Союз, где его восхитили первомайские парады на Красной площади. По просьбе заказчика, молодого Нэльсона Рокфеллера, ибо его мать обожала творчество художника, Ривера согласился приехать в Нью-Йорк и создать фреску для украшения стены. Заказ состоял в том, чтобы на фреске изображалась тема «Человек на распутье, с надеждой смотрящий в будущее, выбирая путь к новому и лучшему миру». Для «Человека на распутье» отводилось центральноеместо изображения, которое должно было заставить зрителя задумываться (в соответствии с замыслом самого Нельсона Рокфеллера), по правую и левую стороны предполагались другие фрески - «Грани этической эволюции» и «Грани материального развития». Ривера воссоздал в рамках этой темы противостояние капитализма и коммунизма, изобразив в центре рабочего, который управляет неким механизмом, а перед ним - огромный кулак со сферой, от которой расходятся в виде пропеллера фрагменты, где изображены картины из макро и микрокосмоса, как если бы сфера была одновременно и телескопом, и микроскопом. Остальное пространство стены занимали сцены из современной жизни - слева богатые дамы играли в карты и курили сигареты, а напротив них расположились Ленин с группой рабочих. Также Ривера изобразил солдат и Советский парад Первого Мая, с красным знаменем - художник противопоставлял капиталистическое общество утопии, которую, как ему казалось, претворил в жизнь Ленин, позади рабочих виднелись классические фигуры Юпитера и Цезаря, олицетворяя падение авторитарной власти под напором освобожденного пролетариата. 

Это художественное творение продержалось в RCA Building совсем недолго - 24 апреля в газете New York World-Telegram появилась статья, где утверждалось, что работа Риверы - это антикапиталистическая пропаганда. Общественное давление вынудило Рокфеллера потребовать от Риверы убрать изображение Ленина и заменить его на какое-либо неизвестное лицо, но художник отказался. Фреска была уничтожена. Ривера незадолго до ее уничтожения попросил своего помощника сделать несколько снимков, по которым потом воссоздал картину во Дворце Изящных Искусств в Мехико, добавив фигуры Троцкого, Маркса и Энгельса наряду с Чарльзом Дарвиным и изображением отца Нельсона - Джоном Рокфеллером. 

Немногие успели увидеть шедевр в холле RCA Building. Одним из тех, кого фреска действительно поразила, был Джованни Баттиста.Он и сам оказался на своеобразном распутье: остаться в США… или отправиться туда, где осуществилась мечта простого рабочего человека, - одним словом, фреска Риверы все же нашла своего созерцателя, не просто созерцателя - но еще и деятеля.Джованни принял решение отправиться в Советский Союз, чтобы возводить удивительные здания во имя свободного народа, освобожденного от гнета капитализма. 

МОСКОВСКИЕ ВЫСОТКИ И ПОДЗЕМНЫЕ ГАЛЕРЕИ

 

Сталинские высотки даже самому неопытному взгяду покажутся дальними родственниками манхэттенстих небоскребов. В начале 30-х годов многие советские архитекторы были отправлены по заграничным достопримечательностям, которые изучались и адаптировались к нашим условиям. Собственно, при Сталине можно назвать два мира великой московской стройки – выше вверх и глубже вглубь: высотки и подземные галереи метрополитена. Один из нью-йоркских небоскребов, Муниципальное здание, с чертами романской архитектуры и мотивов эпохи Возрождения, стало едва ли не основой для Дворца Советов. Проект предполагал строительство огромной, 50-75 метров, статуи Ленина на вершине здания, по примеру венчающей Муниципальное строение «Гражданской славы», созданной скульптором Адольфом Вейнманом. Предполагалось, что здание будет совмещено со станцией метро «Дворец Советов». Выполнить невыполнимое так и не удалось, это окончательно стало понятным, когда дворец Советов переименовали в Кропоткинскую. 

Для станций московской подземки использовался самый разнообразный камень, со всего Советского союза в Москву прибывали плиты и мрамор для отделки станций. Опытный взгляд на станции Охотный ряд различает каррарский мрамор наряду с коелкским мрамором из Челябинской области на Урале; зеленовато-серый гранит, который можно увидеть на полу станции Кропоткинская – он был привезен из Янцево (Запорожская область); медово-желтый мрамор прибывал из Армении и его можно увидеть в колоннах на Белорусской или Динамо, оттуда же привозился черный мрамор с белыми и желтыми венами; серый и желтовато-розовый камень долгое время поступал из Узбекистана. Каждый день миллионы людей проходят мимо величайшего музея в мире, даже не задумываясь, насколько сложна и запутанна история появления каменной подземной галереи. Для строительства специально были восстановлены старые каменоломни, проведены геологические изыскания, найдены новые месторождения камня – вся эта работа выполнялась с привлечением специалистов высшего класса. Однако прежде, чем дело доходило до камня, строителям требовался иной материал, о происхождении которого задумываются очень немногие. Именно он впервые привлек Джованни Баттисту к участию в строительстве московского метрополитена. Речь, конечно о бетоне. 

Бетон – не самый романтичный материал, некрасивые серые блоки никак не могут сравниться с волшебными камнем, из которого ваяют великие скульптуры; который заключают в оправу, чтобы сияющий самоцвет украсил грудь любимой женщины; который является чудом природы, возводящей свои галереи из сталактитов и сталагмитов… Бетон – изобретение человеческое, приспособленное для собственной архитектуры, его основной состав – это цемент. Считается, что цемент был известен еще древним египтянам, которые использовали его для строительства пирамид, но лучше всего цементом пользовались в Древнем Риме. Помимо извести в римском цементе использовался вулканический пепел (т.е. больше алюминия, меньше кремния), что придавало невероятную прочность их постройкам, сохраняющим рабочее состояние спустя 2000 лет! 

В 1934 году все внимание было устремлено на строительство станции Дворец Советов. Проект ее был завершен в июле 1934 года, рабочие-инженеры взялись было за строительство, однако столкнулись с нехваткой цемента. Опытные рабочие сравнивают отсутствие цемента для строителя с отсутствием пищи для голодного человека: рабочие ходили по шахтам, отправлялись на другие участки с одной единственной целью – достать пару тонн цементного порошка. Один советский инженер, вдохновленный великим проектом не мог выносить отсутствия материала первой необходимости - и даже предлагал в Метроснабе поменять одну из своих жилых комнат на 100 тонн цемента, необходимого для бетонирования станции. Именно тогда Джованни воочию увидел и убедился ту вселенную свободного человека, которую изображал Ривера на фреске. Увидел – и поверил, записавшись в коллектив 6-й дистанции, которая занималась строительными работами на станции «Дворец Советов» (она же - «Кропоткинская»). По сути станция метро - это огромный котлован в 176 метров, стены которого были заливают бетоном, потом заливают основание и устанавливают железобетонные колонны, сверху настилается огромная бетонная плита-крыша. Котлован засыпается землей. Станция почти готова. Но сначала к станции должны быть проделаны тоннели; на одних участках работа проводилась траншейным способом, на других – тоннель нырял под дома и дворы. Некоторые участки принадлежали 5-й дистанции, на других работал коллектив 6-й дистанции, это было своего рода соревнование, но соревнование особого рода: за каждым метром неустанно следил Московский комитет партии и сам Каганович, который и был инициатором создания Московского метро. 

Во время прокладывания тоннелей бригады сталкивались с разными трудностями – требовалось переносить коммуникации, создавать доккеры для подземных рек, следить за просадкой грунта, особенно внимательно – в зоне исторических зданий (Музей изящный искусств) и ветхого фонда. Одним из самых интересных моментов стал дом № 18 по улице Волхонка, т.к. тоннель проходил под самим домом, а часть стены и угол дома должны были встать в дальнейшем на потолок станции. «Позднее, когда котлован станции уже был вырыт, жутко было видеть снизу, из котлована, обнаженный фундамент большого трехэтажного дома. Казалось, что дом этот, поддерживаемый домкратами, висит в воздухе. Когда над ним шли облака, ощущение того, что он сдвигается с места, наклоняется и вот-вот упадет, достигало огромной силы», - вспоминают руководители 5-й и 6-й дистанций Шмидт и Миткин. Руководил работами по подведению фундаментов под старые дома Э. Гендель, который сокрушался над Волхонскими домами, возведенными на фундаменте 4-х метров ширины (а не на метровом). Баттиста много вспоминал, как поражен он был «мусорной» начинкой и даже пустотами, которые допускали недобросовестные строители. Благодаря строительству метрополитена и ответственному отношению, удалось укрепить и углубить основания многих домов, в том числе – полностью перестроить фундамент Казанского вокзала. 

До сих пор профессионалы удивляются – как можно было построить станцию всего за 180 дней! Ответ очень прост: энтузиазм и дух соревнования… Земляные и бетонные работы велись параллельно – едва только был готов тоннель, как его тут же заливали бетоном, не забывая про гидроизояционные предосторожности (в то время грунт был сухим, но за годы многое могло бы измениться). 

Наземный вестибюль станции приходилось сооружать уже в морозный ноябрь-декабрь, поэтому сооружение бетонных конструкций сопровождалось утеплением паром. Особенно потребовался опыт Баттисты, когда наступил момент отделочных работ – на украшение станции, облицовку мрамором и камнем, оставалось менее двух месяцев, т.к. по плану станцию необходимо было сдать к 10 января 1935 года. На других станциях отделка велась уже несколько месяцев и бригадам еще требовалось несколько месяцев работы, но для Дворца Советов требовалось уложиться в точные сроки. Энтузиазм и дисциплина, стремление к качественной работе, общий командный дух позволили создать четко слаженную командную работу, при этом за каждой бригадой был закреплен определенный план – каждый был ответственен за свой участок, за его спиной уже шагала следующая бригада, которая выполняла свой собственный план. 

В ходе великого метростроя, где участвовали не только более или менее квалифицированные строители, но и бывшие кондитеры, грузчики, сапожники, формировались связи простых рабочих с инженерным искусством. Знания и навыки совершенствовались по ходу под бдительным наблюдением образованных инженеров. На стройке участвовали и девушки, советские красавицы-комсомолки, и Джованни Баттиста нашел свою возлюбленную, столь же увлеченную общим делом – созданием самых красивых и удобных подземных галерей для свободных людей. Так история одного человека стала легендой Первой Строительной Галереи, поскольку своих друзей Джованни не позабыл, не потерял, несмотря на бурную историю XX века, а в своих детях воспитывал любовь к созиданию и к строительному делу. Те, в свою очередь, продолжили дело своего отца, участвуя в возведении Останкинской телебашни в 1963-1967 годах, продолжая своеобразную семейную традицию – строить самые высокие здания в мире. 

БАШНИ

 

Останкинская телебашня высотой 540 метров является одним из символов Москвы и была разработана по заказу Московского телевизионного центра. Еще в начале 50-х годов телевещание с имеющихся башен перестало соответствовать необходимым стандартам, тогда МТЦ выдвинуло идею о возведении более высокой телебашни (на тот момент существовала Шаболовская телебашня, но она обеспечивала небольшой участок покрытия и низкое качество трансляций). В 1955 году Совет Министров СССР утверждает постановление о реконструкции, а в начале 60-х уже начинаются строительные работы. Однако строительство было остановлено, т.к. возникли сомнения относительно прочности фундамента и устойчивости всей конструкции – проект отправили на доработку. Спустя несколько лет Никитин представил новый вариант, который придумал буквально за одну ночь – вопреки распространенному мнению, что Останкинская башня изображает ракету, устремленную в космос, конструктор отталкивался от… цветка лилии. В дальнейшей разработке число лепестков было увеличено с четырех до десяти, и сходство несколько стерлось. 

Башня установлена на кольцевой железобетонный фундамент диаметром 74 метра, шириной 9.5 метров и высотой в 3 метра (фундамент находится на глубине более четырех метров). Конструкция состоит из тонкостенной железобетонной конической оболочки, а в центре был создан отдельный фундамент диаметром 12 метров – для внутреннего стакана, куда помещены скоростные лифты, кабели, силовые кабели, шахты с водопроводными коммуникациями и запасная стальная лестница. Прочность конструкции обеспечивается множественным превышением массы основания над вершиной. Сын Баттисты, Алексей Петров, который выбрал более привычную фамилию матери,  был одним из специалистов по монтажу стальных конструкций для промышленного строительства в «Проектпромстальконструкции»; впоследствии директор «Проектпромстальконструкции» Лев Шипакин за вклад в строительство был награжден Ленинской премией. После возведения Останкинской башни в Москве специалисты совместно с «Проектпромстальконструкциями» были заняты возведением и проектированием телебашен в других городах СССР, в том числе – в Ереване, где продолжил работать сын Джовании. Ереванская телебашня была построена в 1974-1977 годах и достигает в высоту 311 метров. Возведение башни осложнялось тем, что стройка происходила на склоне горы, на небольшой (относительно) площадки, более того, металлоконструкции проходилось складировать тут же, что уменьшало площадь строительства. Телебашня стала самым высоким сооружением в Армении и одним из тех проектов, которые нам довелось возводить на территории Советского Союза. В основном с конца 70-х годов в планах по развитию на первое место выдвигалось строительство жилого фонда - у каждой работающей семьи должна быть отдельная квартира…

Алексей за эти годы собрал вокруг себя честных и вдохновленных созиданием людей - они командой работали на разных строительных площадках, осуществляя самые смелые замыслы, одновременно набираясь опыта и умения. За долгие годы создавались тесные партнерские связи, накапливался бесценный опыт, передавались традиции - мы постепенно создавали фундамент, чтобы на этот раз создать нечто для себя, создать свою компанию, в историю которой мы - последователи тех, кто участвовал в великих проектах - могли бы записывать свои успехи. Прежде всего нас объединяла любовь к созиданию облика эпохи: в начале XX столетия это были нью-йоркские небоскребы, в 30-е годы - это московские высотки и метро; в 60-е и 70-е годы наши специалисты возводили телебашни, в 80-90-е годы мы участвовали в широком проекте по жилой застройке. После окончания Советского периода в нашей истории начинается также новая глава. На место сверхпроектов от государства пришли коммерческие заказы, инициированные как частными лицами, так и государственными компаниями. 

МЫ В XXI ВЕКЕ

 

По-прежнему возводятся огромные башни, соединенные со станциями метро, создаются неожиданные решения из стекла и бетона для бизнес-центов и коммерческой недвижимости, но также по-прежнему требуется строительство жилого фонда. Изменяются стили, технологии и сроки, изменяются и люди. Перед нами открывается самые разные творения, которые были созданы столетия назад и которые возникали буквально на наших глазах, перед нами раскрываются новые возможности и встают новые вызовы. Мы, с одной стороны, помним о своем прошлом - и гордимся своей историей, которая берет начало в итальянских каменоломнях, устремляется к знаменитым небоскребам и ныряет в метро, чтобы потом снова устремиться к высотным конструкциям и снова вспомнить о небольших постройках… Наш взгляд открыт для всего нового и неожиданного, и мы готовы с радостью воплотить идею в камень, дерево или бетон, ибо всему есть свое место в наше удивительное время. Открытый одновременно старому и новому, человек стал гораздо свободнее и смелее в замыслах, наш век подарил возможность выбирать то, что привлекает и подходит для каждого из нас по отдельности. Наш XXI век очень похож на время пробуждения ото сна - мы больше интересуемся миром, прошлым, у нас больше возможностей для путешествий, для смелых начинаний - и, конечно, для создания своего собственного мира и пространства. Первая Строительная Галерея с радостью приветствует момент истории, когда каждый может изменять свою жизнь.

Возможно ли собрать воедино все тонкие нити нашей истории, которая затрагивает и самые узнаваемые образы и совершенно неизвестные моменты во времени, которые не могут прояснить даже тщательные изыскания? Как совместить столько разных тем в своей основе, которых перекликаются друг с другом, но не имеют однонаправленного единого сюжета, какой встречается в романах одного героя? Стоило ли пытаться собрать все эти крупицы в единое целое, в одну картину? Или следовало бы отразить каждый фрагмент на отдельной картине, в отдельной раме, отводя особое место на стене?.. Мы выбрали оба варианта - и назвали нашу строительную компанию Первой Строительной Галереей: во-первых, как мы уже упоминали, галерея служила для объединения в единое целое нескольких зданий и была одним из самых древних элементов в постройках; во-вторых, с течением времени галерея получила другое значение - как единое место для разных культурных объектов. Таким образом, несмотря на пестрые фрагменты нашей истории, все они объединены в одно целое нашей компанией. Мы гордимся своей историей, ее оттенком легендарности и ее разнообразием контрастов - во многих зачинаниях мы оказывались первыми, - первые небоскребы, первые станции метро, первые телебашни и первые коммерческие заказы. Так, наше имя лучше всего отражает наше прошлое, настоящее и будущее, где мы намерены достичь не меньших глубин и вершин, чем наши основатели. 

 

Дома и Коттеджи

Галерея - многогранность выбора, дизайн и качество, заставит вспомнитьл ваши мечты и желания.

Коммерческая

Проекты которые мы возвели, это не только наша заслуга, но еще и ваше будущее которое мы возводим для ВАС.

дом

Вы хотите дом. но вы не знаете какой, тогда звоните в ПЕРВУЮ СТРОИТЕЛЬНУЮ ГАЛЕРЕЮ по нашей горячей линии - 8 800 234 59 01

дом в городе

Сможете ли вы знать, что вам нужно? нет! мы слушаем вас и реализуем ваши идеи. хотите на выставку строительных работ, тогда вам нужны мы, ПЕРВАЯ СТРОИТЕЛЬНАЯ ГАЛЕРЕЯ.

ПОЛЕЗНЫЕ СТАТЬИ
Покупаем квартиру или строим дом?

Если раньше все стремились переехать жить в город, то сегодня наблюдается обратная тенденция и многие мечтают о своем жилье загородом. Возникает резонный вопрос: что лучше и предпочтительнее строительство загородных домов или покупка городской квартиры? Спорить, наверное, бессмысленно. Найдутся приверженцы как одного способа, так и другого. Но чтобы сделать свои выводы, необходимо рассмотреть спор со всех сторон и быть объективным. Попробуем?

Ремонт 1 кв/м 6000 рублей

Ремонт и виды ремонта Существо хочет обитать или просто жить в уютном помещении, которым можно не только гордиться, но и отдыхать и хорошо проводить время.  Ремонт - это совокупность действий, направленных на починку или улучшение помещений или объектов.

3

4